"Круглый стол" по вопросам храмового строительства

20 марта 2015

Может ли храм играть организующую роль в градостроительстве, какие шаги для этого должны предпринять государство, Церковь и общество? На эти вопросы пытались ответить участники "круглого стола", состоявшегося 19 марта в культурно-выставочном центре "Экспофорум" в рамках 8-го Международного форума градостроительства и архитектуры.

Встречу провела главный редактор журнала "Капитель" Ирина Бембель. 

Дискуссию начал архимандрит Александр (Федоров), председатель епархиальной комиссии по архитектурно-художественным вопросам. По его мнению, Генплан Санкт-Петербурга не дает цельной картины градостроительных перспектив. Вопросы решаются по каждому отдельному объекту, в том числе и по храмовым сооружениям, которые строятся по остаточному принципу - как придется и где придется. Например, на территории зеленых зон. Церковное здание полностью теряется на фоне плотной высотной застройки. 

"Что можно сделать для того, чтобы храм вновь стал архитектурной доминантой? Если бы он строился не сам по себе, а как комплекс с социальной, миссионерской, просветительской службами, думаю, удалось бы достигнуть успеха. Все эти службы, за исключением миссии, вполне себе нормально воспринимаются людьми, нейтральными по отношению к православию. При этом нужна хотя бы приблизительная схема застройки", - сказал священник. 

С ним согласился руководитель мастерской НИПИ Генплана Борис Николащенко, который также считает, что в Генплане должно уделяться место храмовым постройкам.

Коллег поддержал директор бюро межевания территорий Научно-исследовательского и проектного института градостроительного проектирования Павел Никонов. Он не представляет никаких других доминант, за исключением храмов. "У архитектурной доминанты должно быть смысловое наполнение, и что здесь можно предложить, кроме церкви? Но дело с выбором мест для строительства храмов обстоит плохо", - посетовал проектировщик. Он привел пример из личного опыта, когда заказчик отверг его предложение поменять место расположения храма, перенеся его строительство из двора, где бы он потерялся, в створ улицы. "И такая ситуация повсеместна. У меня такое ощущение, что храмы в городе строятся из предельно утилитарных соображений, большей частью как будто под копирку, в отличие, например, от церквей дореволюционной России, которые всегда были самобытны. И законодательство не дает нам никаких инструментов для решения этой проблемы", - резюмировал мастер.

Бывший главный художник города Иван Уралов отметил, что не видит иного решения вопроса, кроме заблаговременного резервирования в Генплане точек для храмовых построек: "Храм нельзя рассматривать как один из элементов удовлетворения потребностей человека в обществе потребления. Тут - храм, рядом - парковка, а за всем этим торговый центр? Так быть не должно". Он напомнил об известных конфликтах, вызванных сопротивлением светской общественности строительству новых и воссозданию прежних святынь, в частности, об острой ситуации в парке Малиновка: "А ведь парк только бы выиграл от постройки храма, он был бы облагорожен, например, зимним садом на подходе к церкви".

Продолжая тему, руководитель архитектурного бюро "Литейная часть-91" Рафаэль Даянов напомнил о противостоянии идее воссоздания Успенского храма на Сенной площади: "Мне говорят: храм мешает. А два вестибюля метро в одном месте - "Сенная площадь" и "Спасская"- не мешают?" Он подчеркнул, что, вопреки расхожему мнению, в центре Санкт-Петербурга не восстановлен пока ни один разрушенный храм.

Обсуждался и вопрос о том, какой должная быть современная церковная архитектура: отражающей тенденции моды или оберегающей традицию. Руководитель "Архитектурной мастерской Мамошина" Михаил Мамошин выразил мнение, что необходимо сочетать новаторство и верность традициям.

Участники встречи сошлись во мнении, что в подходе к вопросу о храмовой архитектуре существует опасность впасть в крайности: закостенеть в воспроизводстве старых форм и, наоборот, отвергнув всякий опыт, заняться отвлеченным творчеством, далеким от целей храмостроительства.

Сотрудник епархиальной комиссии по архитектурно-художественным вопросам Алексей Белоножкин рассказал о том, что заказчик (то есть Церковь) просто желает воспроизводства старых храмовых форм: "Ориентируются на какую-то сусальность. А архитектура должна быть сильной, мужественной". Он также напомнил, что дореволюционные зодчие, несмотря на серьезные расхождения во взглядах на свое творчество, подходили к нему ответственно, стараясь строить достойно.

Дискуссию завершила Галина Майорова, руководитель Царскосельской иконописной мастерской. "Часто представляют, что канон в церковном искусстве, в том числе архитектуре, это что-то скучное, где все расписано, разложено по полочкам. Но это не так. Соблюдение канона - это прежде всего соблюдение богословия. А вся художественная часть, форма - уже личное дело. Должно быть свободное творчество в рамках канонов", - подытожила художник.

ИА "Вода живая"


Связанные новости