ВОССТАНОВЛЕНИЕ ПАМЯТНИКА ПРОТОИЕРЕЮ ВАСИЛИЮ ЯКОВЛЕВИЧУ СИЦИЛИЙСКОМУ

Изготовление креста с ажурами:размеры 600*400мм

Изготовление развернутой книги:размеры 400*300мм

Покраска текста на постаменте:181 знак

Благоустройство территории:мощение тротуарной плиткой

Священник Василий Сицилийский — сын полкового священника Якова Сицилийского, также участвовавшего в Отечественной войне 1812 г., — после окончания армейской семинарии, как один из лучших ее выпускников, собирался поступать в Александро-Невскую духовную академию, однако, не дождавшись приема, который должен был состояться в 1814 г., подал прошение о производстве его в полковые священники. Получив в 1811 г. назначение в Новгородский кирасирский полк и женившись на родственнице обер-священника армии и флота И.С.Державина Анне Прокофьевой, он вскоре принял участие в Отечественной войне. Вспоминая о времени своего поступления в полк, Сицилийский отмечал: «Не на радость шел я, затеи страшного Наполеона, которые хорошо были известны нам, сулили полковому служаке только мыканье по белому свету и горе. Но что до меня, то я как-то иначе относился к жизни, чем многие из моих товарищей, и, когда те робели и падали духом, я, перекрестясь и положась во всем на волю Божию, пошел смело, без малейшей боязни». Со своим полком Сицилийский участвовал в сражениях под Смоленском, при Бородине, под Красным. Молодой священник (в 1812 г. ему было 28 лет) вскоре заслужил расположение и доверие полкового начальства. (Под Бородиным ему поручили на сохранение полковые деньги, которые, когда ударили тревогу, он, по его собственным словам, «чуть было не потерял»; а под Красным — попросили закупить полушубки для людей его полка, начинавших страдать от холода).

Первый период войны, когда русская армия отступала к Москве, Сицилийский называл временем «ужасным». «Сколько мы вынесли тут горя, — говорил он, — так я и сказать не умею. Увечье, стоны и кровь, русская, родная наша кровь, рекой лившаяся по земле, возмущала меня до глубины души. А судьба белокаменной, к которой стали мы отступать и с которой связывали судьбу своего Отечества, а уныние людей, неуверенность в себе войска и офицеров, засим — грозное зарево огненного моря, в которое погрузилось сердце русское, и суетня жителей Москвы, торопливо спешивших кто с чем и кто куда, не приведи Господь и врагу испытать того, что пришлось вытерпеть нам за это время».

После освобождения территории России Сицилийский принял участие в заграничном походе. Со своим полком он находился в сражениях: при Люцене, Бауцене, Дрездене, Кульме, Лейпциге. За границей, отстав однажды от своего полка, он встретился с казаками, которые попросили его отслужить панихиду о упокоении всех павших из их рядов и, поблагодарив за труд «вещами и деньгами», проводили до Новгородского кирасирского полка.

В 1814 г. указом Святейшего Синода Василий Сицилийский был переведен в лейб-гвардии Финляндский полк. 19 марта 1814 г. при взятии Монмартрских предместий Парижа, а затем — и самой французской столицы – Сицилийский шел впереди своего полка с иконой в руках.

За Отечественную войну 1812 г. и заграничный поход Сицилийский был награжден камилавкой. Интересно заметить, что в 1839 г. он был «командирован к селу Бородину для торжественного молебствия по случаю открытия Бородинского памятника».

Похоронен на Смоленском кладбище в Санкт-Петербурге, где установлен ему памятник.

Пришло время с Божьей помощью оказать содействие в работе по украшению памятника и не предать забвению заслуги великого Сына своего народа.

Немаловажно будет знать что Василий Сицилийский был одним из первых настоятелей Спасо-Преображенского Собора.

Ознакомиться с фотографиями реализованного проекта можно в фотоальбоме по данной ссылке- Смотреть фотоальбом